?

Log in

No account? Create an account

Смотреть по сторонам

"Мопассан, яростный противник Эйфелевой башни, часто обедал в ресторане на ее вершине, поскольку, как он утверждал, это единственное место в Париже, откуда ее не видно."

Когда речь идет о терапии пережитоо насилия, часто рассматриваются как ближайшие только два варианта: либо смело и честно признаваться себе в том, что плохо - что-то конкретное или вообще все; отважно и открыто заявлять об этом терапевту (и желательно близким) и работать-работать-работать, либо голову в песок, проекции - родным и близким, себе - рационализцаии и отрицания, и опять-таки, вперед без остановок.
Какое-то время назад по сети гулял потрясающий текст про то, что в нашей культуре рапространено такое явление: делать то, что не нравится и не любишь, в надежде, что это когда-нибудь кончится, и можно будет заняться тем, что радует, придает силы и вообще позвляет просыпаться с улыбкой, а не с зубовным скрежетом и неизбывной тоской. Текст был про то, что если вы не любите верховую езду, но едете на лошади в надежде, что это когда-нибудь станет необязательным - тут что-то не то, какой-то подвох.
Про то, что бывает мир вне этих двух полюсов, на терапии часто не хватает времени поговорить, или просто кажется неглавным. А смысл терапии - в том, чтобы та территория, с которой насилия не видно, расширялась. И не потому, что человек погрузился в боль по макушку, так что ему вообще ничего не видно.


И еще одна задачка для пережившего травму - понять, что для него лично есть мир за пределами насилия и боли. Подростковые суициды от несчастной любви или травли, школьные стрелки и армейские самосуды - реализация такого суженного сознания: кто-то сейчас должен погибнуть. Если не мой обидчик, то я, других вариантов нет. С возрастом такое тоннельное мышление обычно проходит (нередко вместе с желанием что-то делать, но это другая история), но если речь идет о событиях, вызывающих срыв психологической адаптации - настолько запредельных, что сам человек точно не справится, - его надо уговорить посмотреть по сторонам. Часто это выглядит грубым, кстати, и оказывается крайне неэффективным, приближаясь к "а а Африке дети голодают", "ну не ты один такой" и даже "а вот у меня...." Нужна очень тонкая подстройка под его искаженные линзы, чтобы он не переломал ноги, выбираясь по своим развалинам туда, где, как мы уверены, его ждет свет, мир и покой. Пожалуй, только Милтон Эриксон вспоминается как пример экологичного способа прорубить окно в темнице травматика.

Простой и грубый коучинг: "А что ты можешь сделать? А если бы мог сделать что угодно, с чего бы начал? И как ты видишь себя через 5 лет, если все получится?" - важный элемент в терапии травмы.

Comments

July 2019

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com